Орзубек Назаров: Я испортил аппетит Дону Кингу

Nazarov_logo.jpg

ЭКСКЛЮЗИВ

Предлагаем Вашему вниманию эксклюзивное интервью с легендарным боксёром, чемпионом мира среди профессионалов по версии WBA, многократным чемпионом СССР, чемпионом Европы среди боксёров-любителей, победителем Игр Доброй Воли, заслуженным мастером спорта СССР и Кыргызстана Орзубеком Пулетовичем Назаровым, которому 30 августа исполняется 49 лет. От души поздравляем Орзубека Пулетовича с Днем Рождения и желаем ему крепчайшего здоровья, добра, света и успехов во всех его начинаниях.

Вы очень многого добились в советском и мировом любительском боксе, но в СССР тогда была такая система, что боксёра списывали уже чуть ли не в 20 лет, давая искусственный зелёный свет 18-летним на новый олимпийский цикл. Тогда многие великолепные боксеры стали жертвами таких искусственных ограничений. По прошествии времени, как Вы считаете, такая модель отношения к боксерам и вообще к спортсменам была все-таки правильной или неправильной?

Да, действительно, в советское время была такая система, но этому есть объяснение. Было 15 республик, в которых был развит бокс и происходила естественная селекция, но мы говорим не о 20-летнем возрасте, а о 22-23 годах, но это происходило не в каждом весе. Оправдано это или нет — вопрос риторический. Эта система работала. На сегодняшний день я считаю, что такой селекции в боксе и в других видах спорта уже нет. Сегодня молодёжь увлечена другими видами деятельности.

Наверняка еще в СССР до вас доходила какая-то информация о профессиональном боксе, в том числе о неприятных сторонах этого вида спорта, о всякого рода грязных махинациях «по ту сторону ринга», ходили разного рода страшилки. Не боялись ли Вы переходить в профессионалы? С какими страшилками в итоге Вам довелось столкнуться в вашей профессиональной карьере, а какие страшилки так и остались страшилками?

О профессиональном боксе информация доходила только негативная. В начале 80-ых считалось, что профессиональный бокс — это жестокость, подкупность, неспортивное поведение, в общем, ничего хорошего, но мы находили видео, просматривали и видели не только жестокость, но и красоту бокса. В конце 80-ых, когда я уходил в профессионалы, я понимал одно, что если я где-то и пострадаю, это может быть улица или что-то другое, но это никак не может произойти на ринге. Я на себе испытал единственную вещь, когда на чужой территории в чужой стране надо держать ухо в остро. В Йоханнесбурге перед боем на матч-реванше я боялся питаться, потому что был риск, что меня могут отравить. Это стало известно от наших друзей, но это мелочи по сравнению с тем, что писали о профессиональном боксе в советских газетах.

Почему именно Япония? Могли ли Вы и другие ведущие советские боксеры решать в какую именно страну поехать на контракт или все решали чиновники? Как происходил этот процесс? С Вами советовались или вас ставили перед фактом?

У меня лично было несколько приглашений в Европу в Канаду, Америку и Японию.Так и получилось — одна команда улетела в Канаду, другая команда улетела в Америку, а наша дружина подписала контракт с японцами. Лично я считал, что для меня Япония ближе. Я азиат, и думал что, там будет для меня проще. Выбор пал на Японию ещё и потому, что туда меня приглашали с семьей. В другие страны было условие — только один. Условия контракта мы знали поверхностно, надеялись на спорткомитет. Когда мы переходили в японский боксёрский клуб мы знали только условия, которые предлагались нам. Наша группа подписала контракт через конно-спортивный центр Бицы. Смешно, но факт.

Какие были Ваши впечатления от первых боев в Японии? Как Вас встретила японская публика, учитывая то, что выходить на ринг на первых порах приходилось против местных боксеров? Какой был уровень Ваших первых соперников?

В Японию вылетело шесть боксёров — Яновский, Яковлев, Сибиев, Тарамов, Арбачаков и я. Мы выступали под лозунгом «Файтеры Перестройки», и к нам был огромный интерес со стороны японской публики, а так же прессы и телевидения. Профидебют состоялся 1 февраля 1990-го года, было устроено шикарное шоу в лучшем спортивном зале Японии — Токио Дом. Большинство боёв были закончены нокаутами. За первый же год моих боев в Японии у меня образовалось масса моих поклонников. В это время к нам прилетел наш тренер Александр Васильевич Зимин. Мы понимали одно — что Япония в плане бокса ничего нового не даст, нам придется учиться самим. В этом плане сильно помог Александр Васильевич, его опыт и знание психологии, можно сказать, сыграли ключевую роль в нашем становлении как профессиональных боксёров.

Nazarov_and_Zimmin_after_Thobela_1.WB.jpeg

В какой момент Вы поняли что становитесь в Японии популярным боксером, что публика за Вас болеет и поддерживает как своего? В какой момент Вы поняли, что профессиональный бокс это не только спорт в чистом виде, но еще и шоу с всеми плюсами и минусами?

Профессиональный бокс — это действительно шоу, потому что основные вложения финансов идут через телевидение, и через год я начал это понимать, но с первых боев Японцы дали мне имя на ринге (ring name) Guusi Nazarov. Я был против и лишь потом понял, что это было сделано для моей популярности. В Японии был чемпион по фамилии Гусикен, и я был очень сильно на него похож. Под этим прозвищем я боксировал вплоть до боя за титул чемпиона мира. Я снимался в различных шоу, это и была часть моей работы по контракту. Вообще первые два года моей работы была масса проблем, связанных с жильем, с тренировками, с финансами. Единожды я обратился в Госкомспорт СССР и понял, что все проблемы мы будем решать сами.

Титул WBA Вы завоевали в 1993 году Южной Африке, отобрав его у Дингана Тобелы и защитили его там же в Южной Африке, победив Тобелу еще раз в матче-реванше. После этого Вы победили американца Джои Гамаче в его родном Портленде. Три подряд победы на выезде против местных кумиров, для большинства современных домашних чемпионов это фантастическое достижение, которое не факт что кто-нибудь когда-нибудь повторит. Как у Вас это получилось? Как Вам удалось не обращать внимание на ажиотаж местной публики, на всякие неспортивные вещи вокруг боя и добиваться побед? Понятно же, что все эти поединки что называется «заделывались» местными промоутерами под победы местных боксёров, а в итоге побеждали Вы. Существует ли какой-то рецепт того, как добиться победы на территории противника?

Мои промоутеры в Японии считались довольно таки сильными, но только в Японии. Так получилось, что промоутером первых двух боев в ЮАР был известный промоутер Седрик Кушнер. В принципе, у меня не было выбора, и я был согласен на их условия, так как полтора года я был первым претендентом на титул чемпиона мира, но бой всячески откладывался, потому что японские промоутеры не могли устроить этот бой, и когда мне предложили бой в ЮАР, я был согласен. В мою победу в этом бою с Динганом Тобелой верили всего два человека — я и Зимин. Только мы знали, насколько я готов и какие возможности у меня на этот бой. Ни грамма сомнения! После победы над ним уже все верили, что я действительно сильный, хотя этот бой был заряжен по полной программе, но не в мою сторону. Само присутствие Манделы о чем то говорит. Когда я приехал на матч-реванш, немалая часть болельщиков была на моей стороне, после этого боя меня называли Travelling Champion -путешествующий чемпион. Следующий бой с Джои Гамаче несколько раз откладывался, переносился. Об этом знал американский боец и промоутер, но не я. Таким образом они пытались сломать меня психологически, но хуже было для самого Гамаче. А совет для боксеров, как быть таким как я на чужой территории – надо много работать и реально верить в себя и в свою подготовку.

 Nazarov-Gamache.WB.jpeg

В 1995 году Вы пытались организовать проведение добровольной защиты титула в WBA на родине в Кыргызстане. Вы были первым и единственным, кто из уехавших боксеров-профессионалов хотя бы попытался это сделать. Расскажите пожалуйста об этом. Это очень интересная тема. Многие уехавшие тогда спортсмены потеряли связь с родиной, поймали «звездную болезнь», сменили гражданство. Вы же всегда выступали за Кыргызстан, пытались организовать чемпионский бой на родине. Как вам удалось тогда не потерять связь с родиной?

Связь с родиной я никогда не терял. В 1995-м году я хотел провести у себя на родине бой, прилетали даже мои промоутеры в Кыргызстан, но в это время в стране проводился большой праздник 1000 Манаса — Кыргызский Эпос, и как-то так получилось, что место для моего боя не нашлось. Хотя потом и президент страны, и вся общественность об этом сожалели, но второго такого шанса у меня не было. Не уехал в другую страну по одной простой причине — я люблю свою родину Кыргызстан.

Три следующие защиты титула WBA проходили уже в Японии против боксёров из Кореи, Филиппин и Индонезии. Для каждого из них это был бой жизни, они пытались забрать Ваш пояс. Расскажите об этих неизвестных героях азиатского бокса. Не секрет, что на филиппинцев стали обращать внимание только после появления Мэнни Пакьяо, а ведь таких Пакьяо на Филиппинах и в Индонезии и раньше было огромное количество, может быть, не очень обученных, но очень смелых боксеров. Какие у Вас воспоминания остались от поединков с тайцами, филиппинцами и индонезийцами?

Когда я проводил свою защиту в Японии, я действительно волновался перед боем, потому что это был мой первый бой в Токио, в моей спортивной родине. Волновался не за проигрыш, хотя я не знал о своем сопернике практически ничего. Я хотел показать японцам красивый бой, но изначально не все складывалось так как надо. Пак Вон был неудобным и грязным боксёром, но ко 2-му раунду я разобрался и закончил бой нокаутом.

Последующие бои у меня были с малоизвестными, но очень агрессивными боксёрами, но на мне лежала еще и психологическая ответственность. Я знал, что я выиграю, но мне нужно было выигрывать эффектно, и это была еще одна наша задача с тренером, после этих боёв мой контракт подходил к завершению. Меня уже не устраивали условия финансирования, и я был вынужден искать промоутеров в других странах. Заканчивая про Японию — это одна из немногих стран, где я до сих пор остаюсь кумиром для многих болельщиков, и я действительно скучаю по этой стране.

В 1997 году во Флориде Вы победили Левандера Джонсона. Очередная блестящая победа на территории соперника, победа над боксером Дона Кинга в шоу, которое делал Дон Кинг. Какая была обстановка вокруг этого боя? Как Дон Кинг отреагировал на Вашу победу? Осознали ли Вы тогда, что волей-неволей оказались на пути у самого Дона Кинга?

Май 1997-го, Майами, Флорида. Этому бою предшествовала длинная череда разбирательств и судов. Дело в том, что в 1996-ом году я не стал продлевать контракт с японской компанией из-за того, что они не могли выводить меня на серьёзные бои, в которых я готов был отбирать титулы чемпионов в других версиях. Я заключил контракт с французской промоутерской компанией братьев Акариесов «ABStaps». Перед Флоридой я не боксировал год. Тем более, что мой бой должен был состояться в Лас-Вегасе в один день с боем Тайсон — Холифилд. У Тайсона была проблема, и бой перенесли, соответственно бои андеркарда тоже. Ажиотаж вокруг боя был сумасшедший. Все газеты Америки писали, что Джонсон единственный, кто может остановить Назарова. Это писали газеты, а парень сгорел. Бой получился очень интересный и еще один американский боец слёг. На банкете после боя мои промоутеры подвели меня к Дон Кингу. Увидев меня, он поменялся в лице — похоже аппетит у него был испорчен надолго.

В 1997-98 годах пресса вылила на чемпиона мира по профессиональному боксу Орзубека Назарова огромное количество грязи. Сейчас уже мы все понимаем, что в этом потоке обвинений были все признаки организованной травли, что подобные вещи никогда случайно не происходят, что кому-то тогда это было очень выгодно. Тогда же никто этого еще не понимал — люди верили во все, что печатается в газетах и во все, что показывается по телевидению. Как Вам удалось выдержать этот удар в те годы? Как лучше вести себя любому известному человеку в подобной ситуации, не обращать внимание или наоборот пытаться опровергнуть каждое утверждение журналистов?

Конец 1997-го года был тяжелым, я попал в перестрелку, потерял близкого друга. Меня преследовали органы внутренних дел. Но у меня есть друзья, которые помогли с этим справиться. Спорить и доказывать что-то корреспондентам, СМИ, я думаю.ю себе дороже. Они сами успокоятся. А с прессой надо дружить. Журналистов много, а я один, и на всех нервов и здоровья не хватит.

Будучи действующим спортсменом, Вы задумывались о том, что будет после завершения спортивной карьеры? Насколько сейчас популярен Орзубек Назаров в Кыргызстане? Помогает ли это в жизни или наоборот мешает?

Живя во Франции, я задумывался о судьбе после бокса. Ездил на заводы, заводил знакомства с бизнесменами, родилась идея по созданию линии «Чемпион». Это было производство кисло-молочной продукции. Затем стал чиновником от спорта, депутатом парламента Кыргызстана (Жогорку Кенеш). Есть небольшой свой бизнес. В данный момент я являюсь вице-президентом Азиатской Конфедерации Бокса. В ближайших планах есть строительство зала бокса для души.

Как определить популярность? Узнают, здороваются, приглашают на многие мероприятия в качестве почётного гостя. Сколько езжу на машине, ещё не раз не было, чтобы сотрудники ГАИ меня не узнали. Приятно, спасибо, что не забывают, но иногда хочется уединиться.

IMGP0460_1.jpg

Какова сейчас ситуация с профессиональным боксом в Кыргызстане? Есть ли перспективные боксеры? Следите ли Вы за выступлениями Урмата Рыскелдиева в США? Как вам его перспективы? Получится ли у него в США? Несколько лет была информация, что в Кыргызстане появился «новый Николай Валуев» боксер Марат Джуманалиев ростом 212 сантиметров. Сейчас о нем ничего слышно. Как дела у этого боксера?

Сегодня в Кыргызстане развивается очень хорошо любительский бокс. За последние года наши бойцы очень выросли физически и психологически. А в профессиональном боксе есть отдельные ребята, но не хватает финансирования. Урмата я помню еще с любителей, хороший боец. Все остальное зависит от промоутеров, удачи и его желания стать чемпионом.

Имея такой огромный опыт в взаимоотношениях с азиатскими промоутерами, с французскими промоутерами, с Доном Кингом, какой совет Вы можете дать начинающему боксеру в том, что касается именно этой важнейшей стороны профессионального бокса, взаимоотношений с менеджерами и промоутерами? Как себя вести? На какие моменты обращать внимание при подписании контракта?

Когда мы уходили в профессионалы, нам некому было подсказать. Никто не знал о профессиональной боксёрской кухне. Сегодня проще, есть с кем посоветоваться, пообщаться, но главное читать контракты, которые подсовывают боксёрам. Для этого есть юристы.

Расскажите какой нибудь забавный случай на ринге, связанный с Вами…

На ринге забавного мало, там же бьют и даже очень больно. А вот перед боем с Левандером Джонсоном были курьезы. Первый, когда он сбежал с пресс-конференции, когда долго зачитывали мои титулы, любительские и профессиональные. Я крикнул ему в след: «Ну вот, первый раз я уже выиграл!» А в день боя я увидел, как он на солнце играет в теннис, и мы с Земиным убедились, что парень «сгорел».

… и анекдот от Орзубека Назарова.

Недавно услышал анекдот. Идёт Красная Шапочка по лесу, а ей на встречу Волк. «Красная шапочка, а ты не боишься», а Шапочка отвечает: «Дорогу я знаю, а секс люблю».

Как Вы оцениваете уровень профибокса на постсоветском пространстве?

Бокс сегодня в странах бывшего Союза очень быстро развивается. Приятно видеть рейтинги профессиональных организаций, которые забиты россиянами, украинцами, казахами, узбеками, да и представителями практически всех союзных республик. Так что скоро места американскому континенту может не хватить.

_Пекин_041_1.jpg

С кем поддерживаете отношения из сборной и вообще из мира бокса?

Отношения поддерживаю практически со всей сборной СССР 80 — 90-ых годов. Мне не хочется перечислять, чтобы кого-нибудь не обидеть. В Фзиатской Конфедерации вместе работаем с Сериком Конокбаевым, всегда на связи с Яновским, Курнявкой, Степановым. Очень люблю Санкт-Петербург, и естественно, общаюсь и дружу с питерскими бойцами. Переписываюсь с Костей Цзю.

Чем занимаетесь сейчас?

Часто выезжаю по приглашению на российские турниры. Подружился с Саитовым, Малетиным, Макаренко. Пользуясь случаем, хочу пожелать всем боксёрам и любителям бокса банальной, но очень важной вещи — здоровья. И обязательно удачи — без нее нам, спортсменам, очень тяжело…

Все спортивные достижения Орзубека Назарова:

Заслуженный мастер спорта СССР, Кыргызской Республики.

Победитель Первенства СССР по боксу среди юниоров 1982-1984 гг.

Чемпион Европы по боксу среди юниоров 1984 г.

Чемпион СССР по боксу 1985-1988 гг.

Бронзовый призёр чемпионата Мира по боксу 1986 г.

Чемпион Европы по боксу 1987 г.

Победитель Спартакиады народов СССР по боксу 1986 г.

Победитель Игр Доброй воли 1986 г.

5-ти кратный чемпион Японии по боксу среди профессионалов.

6-ти кратный чемпион Азии и Океании.

7-ми кратный чемпион Мира среди боксеров профессионалов по версии WBA (всемирная боксерская ассоциация).