Александр Поветкин: «На разборки уже не хожу, возраст не тот»

31 марта в Кардиффе, Уэльс российский супертяжеловес Александр Поветкинвыйдет на ринг против другого британца Дэвида Прайса. В главном событии вечера состоится объединительный бой Джошуа-Паркер. В преддверии поединка Александр рассказал о подготовке к бою, отношении к славе и собственных страхах.

«Продолжал тренироваться, несмотря на дисквалификацию»

— Какие чувства испытали, когда вернулись в рейтинги ведущих боксерских организаций? Радость, облегчение?

— Да какая уж тут радость. Почувствовал, что справедливость восторжествовала. Радоваться было трудно, ведь понимал, сколько времени потеряно впустую. Да и грязи пришлось стерпеть немало.

— Грязи? Вы имеете в виду негатив в СМИ?

— Как вам сказать… Немного и в СМИ проскакивало, но я говорю о грязи по большей части в нашей, боксерской среде.

— Неужели отношение коллег-боксеров поменялось?

— Конечно, нет — их мнение как раз осталось прежним. Но вот промоутерские компании меня охотно осуждали.

— Насколько болезненным оказался период вынужденного простоя?

— Простоя как такового не было: несмотря на дисквалификацию я продолжал тренироваться. Я же знал, что ничего не принимал, что правда должна быть за нами. Никогда не сдаюсь, и в этот раз поступил точно так же.

— Как удалось доказать вашу невиновность?

— Это нужно спрашивать у моего адвоката. Он со своей задачей справился хорошо.

— После отстранения стали строже следить за тем, что и где едите или пьете?

— Разумеется, проявляем еще больше осторожности. Стараемся где попало не кушать. Здесь (мы беседовали в японском ресторане в центре Москвы — прим. «Ленты.ру») я вот чай пью, туда вроде ничего не подсыпали (смеется). А если серьезно, то контроль, конечно, строжайший. Витамины, креатин — все, что я принимаю, проверяют по несколько раз. Не хотим снова нарваться на неприятности.

«Бокс — такая непредсказуемая штука: один удар может все решить»

— Вам предстоит бой с британцем Дэвидом Прайсом. Насколько хорошо успели изучить соперника?

— Пока не слишком хорошо. Со второго этапа подготовки начнем к нему присматриваться более пристально.

— И все-таки некоторое понимание того, как пройдет бой, у вас наверняка есть. Поделитесь ожиданиями.

— Выйдем на ринг — будем боксировать. Какие тут могут быть ожидания? Бокс — такая непредсказуемая штука, особенно если говорить о тяжелом весе. Один плотный удар может все решить. Поначалу нужно быть осторожным, потому что в первом раунде Прайс еще находится в хороших кондициях. Насколько я видел, дальше он уже не так дышит и, соответственно, не так бьет. Но в первом раунде — другое дело. С другой стороны, еще неизвестно, насколько хорошо британец подготовится к нашему бою.

— Прайс практически все свои бои провел в Великобритании. Для вас этот поединок станет первым за шесть лет за пределами России. Как относитесь к тому, что придется выступать на чужой территории?

— Совершенно нормально отношусь. Мне за пределами России спокойнее боксировать. К тому, что на арене в Кардиффе будет много болельщиков, тоже готов.

— В предыдущем бою вы победили Кристиана Хаммера. Он, в свою очередь, выигрывал у Прайса. Уже можно делать ставки на ваш успех?

— Знаете, в их поединке решающую роль сыграла функциональная готовность. Сначала ведь Прайс Хаммера в нокдаун послал, а потом просто сам выдохся. Дэвид упал потому, что у него сил не было боксировать дальше. Так что пока прогнозы делать рано.

— И все же поговаривают, что поединок с Прайсом — что-то вроде разминки перед боем с Энтони Джошуа, в победе которого над Джозефом Паркером почти никто не сомневается.

— В нашем бою все будет зависеть от физической и психологической готовности. Я буду настраиваться на тяжелый бой. Неважно, что Прайс проигрывал Хаммеру, в этот раз мы выйдет на ринг — и все начнется сначала.

— По настрою у вас все в порядке, а по функциональному состоянию? Вы говорили, что в 38 лет чувствуете себя на 28. Не лукавите?

— Чувствую себя отлично. Планомерная работа на тренировках дает о себе знать.

— А сколько раундов 38-летний Поветкин продержался бы против 28-летнего?

— Сложный вопрос. Я думаю, 38-летний Поветкин выиграл бы (смеется).

— Сами замечаете, что прогрессируете функционально, несмотря на солидный по боксерским меркам возраст?

— Постоянно прибавляю. Сейчас я более ответственно отношусь к тренировкам, соблюдаю режим. С годами поддержание формы для меня сложнее точно не становится.

— Ваш первый сбор перед боем с Прайсом прошел в Сочи. Почему именно там?

— Там отличная атмосфера, тепло, солнечно. И, что немаловажно, в Сочи очень спокойно. Подходящеее место для тренировок.

— Как человеку, родившемуся на равнине, живется в горах? Смогли бы вы постоянно там находиться?

— В горах хорошо. Но о том, чтобы там постоянно жить, я даже не думал.

— Вы ведете здоровый образ жизни. Неужели никогда не позволяете себе поблажек?

— Никогда не курил, уже на протяжении восьми лет вообще не пью. Иногда позволяю себе отойти от режима — на масленицу вот блинов поел. Не сказать, что часто позволяю себе поблажки, но бывает.

— Какое любимое блюдо из запретных для спортсмена?

— Булочки. Особенно бабушкины, со сладким вареньем. Возьмешь, бывает, одну, а за ней вторую, третью…

«Зачем я буду незнакомого мне человека поносить? Мне это не по душе»

— Вопрос прозвучит немного запоздало, но что вы думаете о бое Макгрегора с Мейвезером?

— Шоу как шоу. Люди зарабатывают деньги. Хотя бьют друг друга взаправду (смеется). Но, думаю, Макгрегор бы не продержался столько против Мэнни Пакьяо или Хуана Мануэля Маркеса, например. А они с Мэйуэзером шоу сделали, бесспорно, крутое. Денег заработали парни.

— Если бы предложили побольше, согласились бы выйти против представителя другой школы единоборств?

— А с кем? С представителем какого вида? Я стараюсь не забывать навыки (в молодости Александр успешно занимался кикбоксингом), ногами тоже работаю на тренировках. Но к такому поединку нужно целенаправленно готовиться хотя бы месяца три.

— То есть будь сумма достаточно крупной, согласились бы. Вы вообще азартный человек?

— Азарт, конечно, присутствует, но в целом эта черта мне не присуща. Иногда он во мне просыпается, а временами совсем не проявляется.

— Все чаще бойцы зарабатывают популярность не на ринге, а на пресс-конференциях. Треш-ток окончательно вошел в моду. Что вы об этом думаете?

— Русскому человеку это несвойственно. Зачем я буду незнакомого мне человека поносить? Чтобы создать ажиотаж вокруг боя? Для меня это недопустимо, не по душе мне это.

— Как относитесь к растущей популярности смешанных единоборств? Не боитесь, что они вообще вытеснят бокс?

— Не думаю, что смешанные единоборства когда-нибудь вытеснят бокс. А к самому виду нормально отношусь, положительно. Хорошо, когда развивается спорт, много ребят занимается — неважно, боксом или ММА.

«Когда кто-то пьяный подходит — это, конечно, неприятно»

— Вы родились и выросли в Курске. Как часто удается выбраться на малую родину?

— Частенько. У меня ведь дочка там растет. Бываю там недолго, пару дней, но стараюсь хотя раз в пару месяцев выбираться.

— Дочь единоборствами не увлекается?

— Она сейчас вся в учебе. От спорта, мягко говоря, не фанатеет. Она домашняя: цветы выращивает, готовить любит. Это, наверное, к лучшему.

— В Курске люди на улицах часто узнают?

— Конечно, я ведь и сам там всех знаю. Город-то небольшой. Поэтому, когда приезжаю, как правило, никуда не хожу, с дочкой и родными время провожу. Давно не пробовал просто гулять по городу — может, и поменялось что в этом плане.

— Как к славе относитесь?

— Вообще слава меня, конечно, напрягает. Но, опять же, все зависит от поклонников. Когда разумные, адекватные люди просят сфотографироваться — никогда не откажу. А если какой-нибудь пьяный подходит — это, конечно, неприятно. «Эй, распишись», — говорит. Это уже другое дело.

— Курск — типичный провинциальный город, не самый спокойный. По молодости часто приходилось пускать кулаки в ход за пределами ринга?

— По молодости было дело, конечно (улыбается). Но сейчас все успокоилось. Я на разборки уже не хожу, возраст не тот.

— Звездной болезнью не страдали?

— Нет, никогда. Надо просто делать свое дело. Зачем эта крутость? У нас в команде все адекватные: чемпионы мира, Европы, олимпийские чемпионы. И ничего — нормальные люди.

— Вы до сих пор занимаете пост президента Федерации бокса Курской области. Как удается вести дела на расстоянии?

— В мое отсутствие всем руководит мой брат Владимир. Насколько я знаю, все хорошо. Несколько наших ребят выиграли молодежный чемпионат России, они теперь поедут на более серьезные соревнования. Так что работа идет, смена растет.

«Негатива к женскому боксу нет, но смотреть я его не люблю»

— Вы стали доверенным лицом Владимира Путина. Почему?

— Я уважаю нашего президента. В первую очередь потому, что он сильный. Вы понимаете, почему против нашей страны активно строят козни? Предыдущие лидеры прогибались, а с Путиным так не выходит. Кроме того, Владимир Владимирович поддерживает спортсменов и всячески им помогает.

— Во время Олимпиады хоккеист российской сборной Илья Ковальчук негативно высказался о женском хоккее. А вы как относитесь к женскому боксу?

— Никак не отношусь. Негатива к женскому боксу нет, но смотреть я его не люблю. Есть и есть. Знаете, женщины вообще намного злее мужчин, так что не удивляет их желание выходить на ринг.

— Как относитесь к популяризации ЗОЖ?

— Положительно. Думаю, мог бы этим заняться после завершения карьеры. Блог я, конечно, заводить не собираюсь, но когда общаюсь с молодежью — акцентирую внимание на здоровом образе жизни, призываю ребят отказаться от алкоголя. Насильно никого не могу заставить, а вот просто рассказать — могу. Мы же видим, что делают с людьми спиртное и наркотики, сколько от этого умирают — и себя уничтожают, и родителей несчастными делают. Сколько аварий, драк, убийств из-за наркотиков и алкоголя. Так что нет в них ничего хорошего. А ЗОЖ — это правильно.

«Есть мнение, что если человек занимается боксом — значит, дурак»

— Видели бой Мурата Гассиева с Юниером Дортикосом?

— Да, был как раз в Сочи, но на самом поединке не присутствовал, по телевизору смотрел. Хороший бой получился, сильный. Мурат очень красиво выиграл.

— В финале боксерской суперсерии он встретится с украинцем Александром Усиком. Кого считаете фаворитом?

— Трудно сказать. Усик чуть более техничный, а Гассиев — гораздо более яркий ударник. Так что прогнозов давать не берусь.

— Пишут, что вы стали заниматься боксом из-за фильма «Рокки». Неужели это правда?

— Ну что вы! В бокс меня отец привел. А «Рокки» в свое время смотрел, да. Такие фильмы увеличивают популярность спорта. Давненько я его, кстати, не пересматривал.

— Спортивные фильмы сейчас в моде. Вы бы хотели стать героем одного из них?

— Никогда об этом не задумывался. Точно не был бы против, если бы это пошло на благо бокса. Ведь есть мнение, что раз человек занимается боксом — значит, дурак. Часто общаюсь с родителями, которые спрашивают, в какую спортивную секцию отдать сына. Я им говорю — в бокс, кикбоксинг, в единоборства. Они мне отвечают: «Чтобы дураком был?» Вот такое мнение у нас распространено. Знаете, с дураками легче на улице столкнуться, чем на ринге. Бывают спортсмены, которые чудят, конечно, но в основном все культурные люди: взять тех же Федора Емельяненко или Николая Валуева. Все нормальные ребята, которые никогда не обидят слабого. Это же дорогого стоит. А спорт — он воспитывает. Занятия спортом придают уверенности в себе, вырабатывают силу, учат не бояться.

— У вас, кстати, есть какой-то страх в жизни?

— Не знаю. Кажется, нет. Однажды даже с акулами плавал. Но, как известно, ничего не боятся только дураки и мертвые. Много чего можно бояться. Но чем отличается храбрец от труса? Храбрец просто преодолевает свой страх. К этому я и стремлюсь.