Андрей Федосов назвал своего менеджера Вадима Корнилова аферистом

Российский тяжеловес Андрей Федосов обвинил менеджера Вадима Корнилова в стагнации своей карьеры на Западе:

— У меня есть хорошие друзья, такие как Егор Мехонцев. Судьба свела меня с ним в США, мы общаемся и сейчас. Он в хороших отношениях с секретарем ФБР Умаром Кремлёвым. Егор пролоббировал, чтобы я провёл бой в России, потому что дальше ждать было уже невыносимо. Хочу сказать отдельное спасибо Кремлёву, что он не остался равнодушным к брошенному всеми боксёру, и помог мне идти дальше. Ведь от этого зависит и моя жизнь. У меня есть семья, ребёнок, которых надо содержать. Я годами не жил дома, был в Америке, но так и не получал боёв. Мой менеджер Вадим Корнилов всё время говорил, что нужно потерпеть, нужно потерпеть. В итоге не заработал ничего с ним, а потом он мне ещё рассказывает про какие-то понятия. Вы посмотрите на него со стороны. Почти все кто с ним работал признают, что он — мошенник: Копыленко, Постол, Мехонцев, Шелестюк, Папазов. Просто спросите их, если вам интересно. Он всегда говорит очень высокие и хорошие слова о честности, справедливости, но это маска за которой он скрывает свои махинации.

— А зачем надо было терпеть? Как он это обосновывал?

— Я не знаю, что значит «потерпеть». Он мне долгое время не звонил и ничего не предлагал, а потом, когда я приехал 11 июня в Питер, он мне позвонил и говорит: «Андрей, предлагают бой на конец июня». Я отвечаю: «Вадик, ты что долбанулся! Нереально в такой ситуации ехать в Америку и выходить на бой за две недели. Видимо, там просто кто-то отказался и сорвался бой у соперника. А ему наплевать, он предлагает мне выступить в качестве жертвы. Там же только на акклиматизацию неделя уйдет, а у меня до этого не было ни подготовки, ни спаррингов. Я не трус, но и не самоубийца и не буду ложиться под поезд. Люди, которые не хотят прыгать с пятого этажа, тоже не трусы. Они нормальные люди.

— Почему Корнилов — профессиональный боксёрский менеджер не понимает таких прописных истин?

— Он знает одну прописную истину: заработать бабок. После того как он отказался дать мне релиз, мы сделали запросы в атлетическую комиссию его штата где он работал. Там ответили, что Корнилов не имеет лицензии менеджера, и не имеет права им быть. Мы стали узнавать и дальше. Как оказалось, у него нет такой лицензии ни в одном штате, и на территории России тоже. Он не менеджер, и не имеет права им быть. Любой боксёр кто с ним работал, может подать на него в суд и отсудить неустойку до 100 тысяч долларов, по закону штата Калифорния, где он вёл свою деятельность. Каждый день он обманывал своих бойцов, говоря какой он хороший, и как он много всего делает для них, а на самом деле он простой проходимец, который не имеет никакого отношения к этому спорту, и абсолютно некомпетентен в вопросах профессионального бокса и менеджмента в частности.

— Тогда как вы попали к этому менеджеру?

— Я был в Чикаго, намечался бой. Тогдашний менеджер Бобби Хиц мне предложил контракт на бой подписать. Я читаю, а там не контракт на бой, а непонятно что — кабальный контракт на пять лет. Говорю: «Я эту фигню подписывать не буду». Он ответил, что тогда и боя у меня не будет. Не знаю, говорит, как со мной работать. Предложил работать со своим другом, менеджером Вадимом Корниловым. Так я у него и оказался.

— Кроме того, что он подолгу не звонил, были ещё прецеденты, как он себя проявлял?

— Он вообще себя никак не проявлял. Я не знал ни планов, ничего. На мой взгляд, менеджер должен хотя бы узнавать периодически как дела у своего боксёра, может он в машине разбился. А тут человек терялся надолго.

— Сколько он просил у вас за свою работу?

— 20 процентов.

— И постоянно и исправно брал?

— Конечно. За последний бой он просил больше, дескать, он больше денег потратил, потому что дольше был со мной в Америке. Я ему ответил: «Вадик, ты что прикалываешься что ли? На фига ты тратил, если в Америке промоутер оплачивает мне жильё, самолёт, машины и питание». Он отвечает: «А я об этом не знал». Вот такой он менеджер.

— Вас коллеги не предупреждали о таких его методах работы?

— Я про него вообще ничего не знал и не слышал.

— Но хоть что-то он делал? Были у него какие-то плюсы?

— Спарринг-партнёров он подыскивал неплохих, когда у меня был турнир. К трём боям он делал мне хорошие спарринги и всё. У меня бой в июне. Тренер по физподготовке доработал до апреля и уехал. Я об этом поставил в известность Корнилова. Напомнил ему через неделю. Потом перед взвешиванием он у меня спрашивает: «А ты хоть бегал?» Я его за два месяца предупреждал, что тренер уехал, и я занимался самостоятельно, а ему было плевать.

— А он хоть понимает, что нельзя так относиться к боксёрам?

— Мне самому интересно, почему он мне столько времени не давал боёв. У нас с ним всё это время не было никакой связи. Я предложил ему разойтись и отпустить меня по-хорошему. Но он отказался давать релиз, потому что, дескать, потратил на меня много времени и денег. Я ему ответил: «А сколько денег я потерял с тобой за те два года, что не боксировал?» Когда я понял, что с ним бесполезно разговаривать и предложил встретиться в суде, он ответил: «Так не по понятиям, так нормальные пацаны не поступают». А я вот понять никак не могу, по каким понятиям он живёт? Егору Мехонцеву не мог сделать даже бой десятираундовый. Егор его просил: сделай 10 раундов, сделай уже нормальный бой. Он говорит ему: я не могу, у меня не получаются. Я им пишу сообщения на e-mail, но у меня не получается. Сообщения любой дурачок может писать, для этого много ума не надо. И никто не знает, писал ли он там что-то или нет. Его работа как я вижу заключалась только в репостах в Инстаграме о каких-то событиях и сообщениях на e-mail.

— Какой у него был средний гонорар с боя?

— По-разному. С каждым боксёром у него свои договорённости. Проводников ему 30 процентов отстёгивал. За бой с Алгиери он получил 700 тысяч, вот считайте. В какой-то момент у меня просто лопнуло терпение и я понял, что надо дальше самому устраивать свою карьеру.

— После того, как он узнал, что у вас подтверждён бой, он звонил?

— Нет, а что ему звонить? Он знает, что я его терпеть не могу и презираю, как человека. Он для меня пустое место. Когда я находился в Лос-Анджелесе, он просил какого-то человека из мира ММА позвонить моему брату, который был в Москве и через брата попросил, чтобы я не гнал на Корнилова. Вадик ходил со мной в одну баню и даже не здоровался. Вот такие у него понятия. В лицо он сказать о своих претензиях не может, а всё время действует через кого-то. Я же привык говорить всегда в лицо.

— Кто-то ещё просил вас не наезжать на Корнилова?

— Его папа пытался со мной говорить, но я даже не знаю, кто он такой и чем занимается.

— После того, как вы расстались, у него остались к вам претензии?

— За последний бой, я получил 30 тысяч долларов, отдал ему шесть, а он попросил больше 25-30 процентов из-за того, что он потратил на меня больше денег. Я тогда полгода жил в Лос-Анджелесе, а жена родила в Санкт-Петербурге. Я даже на родах не присутствовал. А всё потому, что Корнилов постоянно оттягивал бой, а потом за эти переносы и предъявил.

— Когда вы начали замечать, что он с вами не честен?

— Ну, если боёв нет, то понятно, что что-то не то. Уже после первого боя он спросил, как я хочу получить деньги за бой? Я ответил, что без разницы. Говорит: «Давай я тебе в Москве их передам». Я согласился. Он должен был отдать 10 тысяч $, а даёт 9,4. А про 600 баксов говорит, что за обналичку их взял. Причём про это изначально он ничего не говорил. Он всем говорит, что он патриот, а на самом деле аферист, который думает только о деньгах и ни о чём больше.

Источник: sovsport.ru